Сообщить новость
Погода

Яндекс.Погода


Гороскоп
Выберите Ваш знак зодиака:

Главная / Новости / Общество / Аверинские «повстанцы»

Аверинские «повстанцы»

09.11.2020

Аверинские «повстанцы»

83 года назад были расстреляны 48 жителей села Аверино.
 

30 октября в России вспоминают репрессированных. Трудно найти на Урале семью, чьи предки не были бы раскулачены, арестованы, расстреляны. Наиболее пострадавшим от репрессий в Сысертском районе можно назвать село Аверино. 

В августе 1937 года были арестованы 67 аверинцев. Главу семьи увели из каждого четвертого дома.

Контрреволюционная организация

Как вспоминал потом сын одного из расстрелянных, Семен Палкин, 6 августа он, подросток,  дежурил в сельсовете. В 4 часа утра приехали военные из города и попросили его указать по списку кто где живет. В списке был и его отец. Выводили мужиков спросонья, сажали в машины и увозили.

 

 

Позже дети расстрелянных вспоминали, что никто из арестованных не чувствовал за собой вины, все думали, что арестовывают их по ошибке и обязательно разберутся. Жены начали собирать им узелки с собой с обедом, на что мужики ответили: «До вечера вернемся, уборочная, долго не продержат». 
Но никто не вернулся, а 20 августа арестовали еще нескольких мужиков. Село притихло. Позже аверинцы узнали, что их полуграмотных, а местами и вовсе неграмотных односельчан обвиняют в участии в контрреволюционной повстанческой организации. Якобы организация эта была настолько могущественной и большой, что находилась сразу и в Аверино, и в Каменске, и в Свердловске, и еще в ряде городов и сел Урала.
Во время арестов прошли обыски. Пожалуй, члены такой организации должны быть до зубов вооружены. Но у кого-то нашли женский пистолетик «монте-кристо» с негодным патроном, у одного ружье-переломку, с которым аверинец охотился, у третьего в качестве оружия изъяли металлический пестик. Видимо, свергать вождей он планировал с пестиком. Также забрали подозрительные книги: «В стране свободного труда», «Путь к коммунизму», «История ВКПБ», «Кулак против хлебозаготовок». Несколько книг были написаны «врагами народа» Рыковым и Зиновьевым. Но деревенские мужики проворонили тот момент, когда Рыков и Зиновьев стали врагами, и не выкинули эти книги. Потом один из них будет объяснять, что книги эти находились в сарае, и жена принесла их на «закрутки». Подвела мужиков деревенская рачительность…

Антон Палкин

Начались допросы. Надо сказать, что память о своих безвинно осужденных, расстрелянных и отбывших сроки родственниках жители села бережно хранят. И, как только стало возможно, аверинцы отправились в архивы.

Внучка Антона Палкина, Татьяна Семеновна, рассказывает, что ее дед никак не признавал свое участие в контрреволюционной организации. Сначала вообще не считал себя в чем-то виноватым, а в сентябре начал говорить, что где-то, возможно, мелко вспахал колхозное поле. Но документов о том, что он признается в своем участии в заговоре, нет. Антона Палкина осудили за то, что он «кулак, сын кулака». 
В 1917 году его призвали в царскую армию. Вариантов откосить тогда, судя по всему, не было. Уже через год он сам переходит в Красную армию. Но службу царю ему никогда уже не забудут. Вспомнили про то, что на его подворье были три лошади, несколько коров, мелкий рогатый скот, а дома даже имелась шуба «яга». Однако забыли упомянуть, что кормилась  от всего этого «богатства» 22 человека. Антону даже пришлось жениться во второй раз после смерти первой жены из-за того, что было много детей, а их нужно было поднимать.

Дмитрий Деменьшин

По другим арестованным есть, например, такие документы. Выдержка из протокола допроса Дмитрия Ивановича Деменьшина: «…Я признаюсь, что являюсь участником контрреволюционной организации, которая ведет активную борьбу с Советской властью… Вел пропаганду против хлебозакупа и госпланов… С антисоветской пропагандой выступал на собрании». Вместо подписи – отпечаток пальца; вероятно, Дмитрий Иванович был неграмотным и особо не представлял, под чем ставит «подпись».

Остались с детьми и с налогами

А дальше на мужа свидетельствует жена. Жена Василия Деменьшина Мария пишет: «Мой муж устраивал в  квартире сборища тайные – закрытые. В комнату, где проходило сборище, меня не пускали. Характер этих сборищ я не знаю. Но должна сказать следствию, что эти сборища контрреволюционные». Надо понимать, что у многих арестованных дома остались малые дети. Так, супруга Антона Палкина Мария осталась одна с пятью детьми. «И остались мы с дитями да с налогами», - так вспоминала то время одна из жительниц села в разговоре с журналисткой «Уральского рабочего» Риммой Печуркиной.  
Семей арестованных, расстрелянных и отправленных в колонии, на селе сторонились, даже боялись сочувствовать. Так, Семена Палкина, которому в то время было 14 лет, вызвали в райком комсомола и предложили отказаться от отца. Семен не согласился, и его исключили из комсомола. Как правило, для этих, уже подросших детей, не находилось хорошей работы, а в армию брали не в самые лучшие рода войск. Тем не менее, потомки расстрелянных аверинских мужиков – одни из лучших людей и в селе, и в Сысертском районе. Один из нынешних депутатов Сысертской думы – внук арестованного в 1937 году и расстрелянного аверинца.

Василий Деменьшин

Но вернемся к протоколам допросов. Василий Деменьшин как никто подходил на роль лидера той самой повстанческой организации, если бы она существовала на самом деле. Так, например, Василий говорил, что план посева велик, критиковал председателя колхоза и даже (о Боже!) писал заметки в местную газету. Из протокола допроса следует, что Василий Деменьшин признается, что планировал «…подготовить повстанческие кадры в деревне, чтобы в случае войны поднять вооруженное восстание…». Тюрьма №2 на улице Декабристов в Свердловске славилась своим умением уговаривать дать нужные показания даже самых несговорчивых. Через несколько лет сами следователи станут обвиняемыми, а лейтенант КГБ Воскресенский, руководивший работой с заключенными в камерах, будет расстрелян. Но и в этих условиях Василий Деменьшин продолжал бороться, вот что он пишет вышестоящему начальству: «…В своем заявлении на ваше имя я писал, что под влиянием психического воздействия следователя Бородина подписал протокол о несуществующей организации. После сегодняшней беседы, во время допросов, я пришел к выводу давать правдивые показания… Написанное мной вышеуказанное заявление считаю неверным, что я допустил в силу своего нервозного состояния и малодушия…».

Иван Меньшиков

Когда читаешь о жизни этих простых деревенских мужиков, видно, что все они были активистами и движущей силой села. В документах следователей потом будет сказано: «… Нет ни одного участка колхозных работ, который не был бы охвачен ныне разоблаченными…». Действительно, «разоблаченные» пахали с утра до ночи, работали на совесть. На наш, сегодняшний взгляд через десятилетия, жизнь их была просто беспросветной. В Аверино раньше был музей, куда стекались письма потомков других репрессированных аверинцев, чьи дети и внуки уже не живут в селе. Так попало в Аверино письмо жительницы Сысерти, дочери Ивана Меньшикова, Маргариты. Иван Петрович родился в 1912 году, окончил одну группу сельской школы и еще ребенком пошел работать. Трудился трактористом здесь же, в Аверино. Дослужился до бригадира в колхозе «Первый коммунар».  Женился, первая жена умерла при родах, женился повторно, теперь на девушке из Новоипатово Варваре. Во время ареста Варвара Михайловна ждала ребенка, и 30 января 1938 года, когда отца уже не было в живых, родилась Маргарита.

Расстрел и длительные сроки

По решению тройки при УНКВД по Свердловской области 48 жителей Аверино были приговорены к расстрелу. Расстреливали их три дня – с 12 по 14 сентября 1937 года, тела увезли и закопали в траншеях на 12-м километре ныне Московского тракта, сейчас там большой мемориал жертвам политических репрессий. Остальных приговорили к длительным – более 10 лет – срокам лишения свободы. 
Среди арестованных были пять женщин. Три монахини, служительницы местного Храма - Софья Слободчикова, Александра Маниковских и Параскева Деменьшина, их оставили в живых и отправили в колонии. Также была осуждена на серьезный срок Мария Банных. А вот Дарью Пыжьянову обвинили в том, что она исполняла роль связной в «повстанческой организации», и расстреляли вместе с мужчинами.
Долгое время родные не знали где искать арестованных, вообще ничего не знали об их судьбе.  Их допустили к документам уже во время хрущевской оттепели. А в архивы они смогли попасть лишь в начале 1990-х годов.
Надо сказать, что за аверинцами из якобы повстанческой организации сотрудники НКВД охотились еще несколько лет, и не помогало переселение в другие города – их находили и арестовывали.

Нет состава преступления

Все расстрелянные и осужденные аверинцы были реабилитированы полностью. В их действиях не нашлось состава преступления. Об этом сообщает в своем письме начальник подразделения Управления КГБ по Свердловской области Плотников 31 января 1990 года. Тогда Татьяна Семеновна Палкина вместе с аверинцами решили написать письмо в КГБ с вопросом о статусе своих родных. На ответ особо не надеялись, но им ответили. Также Плотников пишет, что необходимые документы о реабилитации и даже компенсации можно получить, обратившись с заявлением в КГБ. Жаль, что на тот момент прошло уже 53 года и людей уже не вернешь.
 

Аверинцы не забывают своей скорбной даты. В селе стоит памятный крест и плита с именами репрессированных,  а также часовенка. 30 октября аверинцы на посту – вспоминают невинно погибших. Вызывает сожаление лишь то, что музей из собранных документов и воспоминаний, ранее занимавший почетное место в ДК, сейчас пылится в уголке в бывшей школе. Собранные экспонаты оказались нужны лишь нескольким людям, которые их пока хранят.

Наталья ЯРИНА

Назад


                                                                                                      Всего просмотров этой страницы: 259. Сегодня: 2

Смотрите также

Комментарии посетителей

Комментариев пока нет. Вы можете быть первым!

 

Оставьте свой комментарий:


ФИО:
Ваш E-mail:
Комментарий:
Введите код c картинки: