Сообщить новость
Погода

Яндекс.Погода


Гороскоп
Выберите Ваш знак зодиака:

Главная / Новости / Наши люди

Огненные версты Петра Ушакова

10.05.2017

Огненные версты  Петра Ушакова

Ушаков Петр Филиппович родился 25 сентября 1925 года в Сысерти в многодетной семье доменного рабочего Сысертского завода. После окончания 7 классов в 1940 году поступил в артель «Красный фуганок» учеником столяра. Во время войны Петра назначили мастером участка по изготовлению деревянной тары под боеприпасы. Но он стал настойчиво просить, что бы с него сняли «бронь» и направили на войну с фашистами. Его просьбу удовлетворили в декабре 1942 года. Было в ту пору Петру 17 лет.
Направили Петра, как образованного призывника, в эвакуированное в Свердловск Черкасское пехотное училище. Но через 6 месяцев учебы, в июле 1943 года, курсантов, в связи с тяжелым положением, сложившимся на фронте, по приказу Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина в срочном порядке эшелоном перебросили на Курскую дугу, где разворачивалось жестокое сражение. Боевое крещение получил в составе танкового десанта Уральского добровольческого танкового корпуса. Был ранен. После излечения в госпитале участвовал в освобождении Прибалтики, Польши, брал Кенигсберг. Награжден правительственными наградами. После Победы вернулся в Сысерть и продолжил работу в артели, а потом Мебельной фабрики. За 37 лет работы прошел путь по служебной лестнице от мастера до главного инженера. Активно занимался общественной работой. 13 лет подряд избирался секретарем партийной организации фабрики. Принимал активное участие в реконструкции предприятия. Вырастили с верной спутницей жизни Антониной Васильевной двоих прекрасных детей. И сейчас Петр Филиппович Ушаков в строю: входит в состав Совета ветеранов Сысертской районной организации. Активно занимается патриотическим воспитанием молодежи. Он частый гость на различных общественных мероприятиях, на которых рассказывает о великом подвиге советского народа в годы Великой Отечественной войны.

 Начало войны

В жаркий, воскресный день 22 июня 1941 года молодой 15–летний столяр артели «Красный фуганок» Петр Ушаков, после трудовой недели, вместе с друзьями купался и загорал возле заводской плотины. Отдыхающих сысертчан на городском пруду было много. Все веселились и радовались прекрасной, солнечной погоде. Как вдруг, в полдень, ребята увидели милиционера на лошади, который, не останавливаясь что-то кричал отдыхающим, после чего все быстро покидали берег. Приблизившись, он сообщил: «Ребята, бегом домой – сейчас по радио будет важное правительственное сообщение!». Дома, Петр и Леня Кадочников из черного репродуктора услышали речь председателя правительства СССР Молотова о начале войны. Большинство сысертчан, подчиняясь зову сердец, двинулись на площадь, где состоялся стихийный митинг с единственной резолюцией: «Разбить захватчиков!»

На другой день отец Петра, участник Гражданской войны Филипп Григорьевич начал разносить мобилизационные повестки из военкомата. А на шестой день, купив ведро пива, попрощавшись с тремя закадычными друзьями и семьей, отбыл в неизвестность. Как оказалось, навсегда…

Смерть отца

Петр был назначен мастером, взамен ушедшего на фронт старшего товарища. Полуголодные старики, женщины и дети делали для фронта ящики для боеприпасов, регулярно перевыполняя план. 600 грамм ржаного хлеба на сутки - вот и вся еда. Хорошо, что сохранили корову, и был свой огород.

Мама собирала утром сыну «тормозок»: кусок хлеба, картофелина и чекушка молока, вот и весь обед… У некоторых и этого не было… 13 марта 1942 года в дом Ушаковых пришла горестная телеграмма, в которой сообщалось, Ушаков Филипп Григорьевич умер при исполнении воинского долга в Нижней Салде. Быстро собравшись, Петр с братом и мамой приехали туда. Но опоздали: троих сысертчан, работавших на оборонном предприятии, уже похоронили в братской могиле. Потом они узнали: эшелон, шедший на фронт, повернули в тыл, а бойцов определили в трудовую армию. Они, полуголодные, на грани физических сил, построили завод и начали производить такое мощное и, очень нужное фронту оружие – легендарные «Катюши». В некоторых цехах было вредное для здоровья производство…

Черкасское пехотное

После этого случая Петр стал просить руководство артели снять с него «бронь» и отправить на фронт, мстить за отца. В декабре 1942 года его просьба была удовлетворена и в 17 лет Петр вместе с Подкорытовым Анатолием, Ушаковым Виктором, Кокориным Юрием были призваны в Красную Армию. Курс молодого бойца проходили под Горным Щитом на Гореловском кордоне. На пустом месте вместе с несколькими сотнями таких же бойцов выкопали землянки в промерзлой земле, в которых отдыхали после напряженных занятий. Через месяц самых образованных бойцов переводят в Свердловск для обучения на младших офицеров в эвакуированное в сентябре 1941 года Черкасское пехотное училище. Среди избранных оказались и наши земляки: Петр Ушаков, Кокорин Юрий, Вьюхин Петр, Ушаков Виктор, Сергеев Владимир. Но второй выпуск командиров взводов так и не состоялся.

Боевое крещение

На фронте сложилась тяжелая обстановка. И по приказу Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина военные училища и школы младших командиров были переброшены на Курскую дугу, где по данным нашей разведки фашистское командование готовились взять реванш за поражение под Сталинградом. В мае 1943 года Черкасское пехотное училище подняли по «Тревоге». 800 курсантов переодели в новое обмундирование, без документов, рядовыми, под марш «Славянка» посадили в вагоны и эшелоном отправили под Курск. Курсанты вошли десантниками в только что сформированную на средства уральцев в 283-ю Пермскую бригаду 30- го Уральского добровольческого танкового корпуса (УДТК).

Боевое крещение воины 4 танковой армии, в которую входил Уральский добровольческий танковый корпус, получили севернее Орла летом 1943 года, в сражении на Курской дуге. Армия прибыла на Брянский фронт накануне начавшихся 5 июля 1943 года боев и в ходе контрнаступления советских войск была введена в бой на орловском направлении. 

Уральский добровольческий танковый корпус имел задачу: наступая из района Середичи на юг, перерезать коммуникацию противника Волхов - Хотынец, выйти в район села Злынь, а в дальнейшем оседлать железную и шоссейную дороги Орел - Брянск и отрезать пути отхода орловской группировки гитлеровцев на запад. И уральцы свою задачу выполнили. 29 июля генерал-лейтенант Родин поставил задачу Свердловской и Молотовской танковым бригадам: форсировать реку Нугрь во взаимодействии с 30-й мотострелковой бригадой, овладеть деревней Борилово и далее наступать в направлении населенного пункта Вишневский. Село Борилово размещалось на высоком берегу и господствовало над окружающей местностью, а с колокольни церкви она просматривалась на несколько километров в окружности. Все это облегчало противнику ведение обороны и затрудняло действия наступающих подразделений корпуса. Танковая рота с десантом, в числе которого были неразлучные сысертчане, утром 29 июля сменили в окопах сильно поредевшую за время оборонительных боев роту.

Прощайте, друзья…

В 20часов 29 июля после 30-минутной артиллерийской подготовки и залпа гвардейских минометов две танковые мотострелковые бригады перешли в наступление. Во время наступления танк №106, к которому были прикреплены сысертчане, под сильным огнем немцев пошел по полю вместе с ротой в атаку. Десант, спешившись с танка, бежал за ним, ведя огонь из автоматов. Когда до окраины села оставалась сотня метров, неожиданно раздался сильный взрыв, танк подбросило вверх, он остановился, окутавшись черным дымом. Т-34 наехал на фугас. Оглушенный Петр Ушаков упал на землю, а когда пришел в себя и огляделся – увидел страшную картину. Весь экипаж сгорел в танке. Земляки: Юрий Кокорин погиб на месте, а Виктор Ушаков  и  Петр Вьюхин были тяжело ранены .. Больше Петр их не видел… К утру 30 июля батальон 30-й мсбр при поддержке танков, несмотря на упорное сопротивление противника, овладел селом Борилово.

Действия Уральского танкового корпуса вместе с другими соединениями фронта создавали угрозу окружения орловской группировки противника и вынудили его отступить. Первый салют Родины 5 августа 1943 года - доблестным войскам, освободившим Орел и Белгород, - был и в честь уральских добровольцев.
После 3-х дневного излечения в санбате Петр Ушаков был назначен наводчиком крупнокалиберного пулемета ДШК во 2-м конно – механизированным корпусе.

И опять смерть прошла рядом

Под деревней Жуковка Брянской области батальон 2 - го конно – механизированного корпуса наткнулся на хорошо подготовленную оборону немцев и понес большие потери. Пришлось перейти к обороне. Противник начал контратаковать. На поредевшее подразделение, в котором воевал Ушаков, немцы после минометного обстрела, при поддержке танков, среди которых были два тяжелых танка «Тигр», бросили до батальона пехоты. Как только они приблизились на 300 метров, Петр и его второй номер Ильинский Валентин и остальные бойцы открыли огонь по пехоте из всех видов стрелкового вооружения. А артиллеристы начали выбивать танки. Но во время третьей атаки немцы вывели из строя все наши орудия. И один, хорошо защищенный броней, тяжелый танк «Тигр» на высокой скорости ворвался на наши позиции и начал «утюжить» огневые точки. А у наших солдат даже противотанковых гранат уже не было. Развернувшись «Тигр», поднимая клубы пыли, смял пулемет и, прокрутившись на месте, зарыл расчет в окопе. Из носа Петра хлынула кровь, сдавило грудь и он потерял сознание… Еще поворот и, раздавленные пулеметчики навечно бы остались в земле. Но, видимо, Петра ангел – Хранитель сберег от смерти.… По «Тигру» издалека ударила наша «тридцатьчетверка». И без поддержки пехоты, он, грозно рыча двигателем, ушел в свой тыл. С трудом Валентин сумел выбраться из земли и откопать Петра.. Через день поредевшую роту вывели на переформирование в тыл.

Трагическая судьба заряжающих

После трех дней излечения в медсанбате, к радости боевого товарища, Ушаков вернулся на передовую. Батальон все еще стоял в обороне. Немцы часто бомбили и обстреливали из минометов наши войска. После залпа «скрипача» - шестиствольного немецкого тяжелого миномета осколком мины был убит Валентин Ильинский, спасший от смерти Петра…

Дали Петру другого заряжающего - узбека Ошура Рахматова, который почти не говорил по-русски… Но и с ним Ушакову пришлось повоевать недолго. Ночью, в августе 1943 года, задремавшего у пулемета Ошура, захватила в плен немецкая разведка. Петр в это время отдыхал невдалеке. От суда военного трибунала спасло начавшееся утром наступление наших войск. С другим напарником Петр освобождал от немцев деревню.
Плененного Ошура немцы привели в свой штаб и устроили допрос. Но он не говорил ни на русском, ни на немецком языках, а немцы не знали узбекского. Ошур говорил много, прикинулся психически больным. Тогда фашисты, разозлившись, жестоко избили пленного и выбросили полураздетого на улицу… Но Ошур, всем смертям вопреки, выжил. Вышел этой же ночью, еще до наступления, на участке соседней части. После недолго разбирательства в «Смерше», его направили в штрафную роту, в которой он искупил свою вину кровью.. Был ранен, а после излечения в госпитале, вернулся в другую часть, с которой дошел до Берлина… А Петра во время атаки ранило в руку. После боя он ушел в санбат, где ему обработали  рану и забинтовали кисть.

Закончилась Курская битва, освобожден Орел. Наши войска устремляются на Брянск. И в районе Карачева развернулись тяжелейшие бои. Все попытки советских войск пробиться к Брянску на этом направлении закончились безрезультатно. Опираясь на прекрасно укрепленную линию обороны «Хаген», немецкие войска остановили в середине августа 1943 года наше наступление.

Линия «Хаген» - плод трудов немецких инженеров и военных специалистов, представляла из себя двухполосную, глубокоэшелонированную оборону с дотами и дзотами. бронеколпаками и вкопанными в землю танками, с огромным количеством артиллерии и развитой сетью полевых аэродромов. Линия «Хаген» - это сплошные минные поля и лесные завалы, непроходимые для танков болота и топи, несколько десятков бронепоездов, курсирующих по железным дорогам.

Начинаясь от Людиново и заканчиваясь под Навлей, «Хаген» считалась непреодолимой.

В течении месяца войска 11-й армии, 3-й армии, 7-го гв. мехкорпуса, 3-й танковой армии и других частей и соединений непрерывно пытались прорвать эту оборону и пробиться к Брянску. В этих сражениях принимал участие и 2-й гв. кавкорпус генерала В.В. Крюкова. Кавалеристы ходили в рейды под Карачев, взрывали железные дороги и мосты, громили вместе с партизанами немецкие гарнизоны.

В зенитной артиллерии

Вернувшегося в этот же день в роту раненого Петра перевили наводчиком 37-ми миллиметровой зенитной пушки 61-К в 35-й дивизион 2–го конно-механизированного корпуса генерала Крюкова. Зенитчики прикрывали огнем от налетов вражеской авиации корпус, который часто находился в рейдах, и этим доставляли немало неприятностей немецким летчикам.

Под деревней Жуковка Брянской области в конце августа1943 года асы Геринга решили уничтожить дивизион зенитчиков, прикрывавших корпус. Больше двадцати немецких пикирующих бомбардировщиков «Ю-87», внезапно, устроив «карусель», обрушились на наших зенитчиков. «Лаптежники», сбросив бомбы, так низко выходили из пикирования, что нашим артиллеристам были видны лица летчиков. Взрывами бомб разметало, не успевший развернуться дивизион. Много боевых товарищей Ушакова погибло в этот день. Взрывом засыпало землей зенитку Петра. Упали замертво двое товарищей, оставшиеся возле орудия. С отчаянной храбростью, даже не пригибаясь при взрыве бомб, Ушаков открыл огонь из автомата по выходящему из пике с надсадным воем «Юнкерсу». Очередной взрыв. Осколок бомбы со страшной силой ударил Петра по животу. Померкло в глазах бойца почерневшее от дыма солнце, и он упал на горячую землю. Очнулся от жуткой тишины и боли. Осторожно начал ощупывать себя: все тело в крови и в земле. Рука наткнулась на что - то влажное и живое. Перевел помутневший взгляд на живот. Рука лежала на кишках, выпавших из его живота…

И опять смерть прошла рядом, оставив минимальные шансы на жизнь: осколок снаряда попал в магазины с патронами, которые хранились под солдатским ремнем и, срикошетировав, словно хирургическим скальпелем распорол живот, не задев внутренние органы. Придерживая внутренности руками, Петр приподнялся с земли и начал звать на помощь. Подошли два санитара в порыжевших от крови и пота гимнастерках. В руках носилки, на которых лежал без одной ноги воин. Он от боли страшно кричал, пытался сорвать жгут, и все просил товарищей добить его… «Если сможешь, иди за нами. Здесь уже живых нет. А мы тебе не помощники», сказали они Петру, показывая на раненого. Затем Ушакову дали бинт, посоветовав придерживать кишки им. Шатаясь, падая и вновь, вставая, Петр 1,5 километра шел за бойцами. И дошел до медсанбата, расположившегося в лесу. И опять солдатское счастье было благосклонно к уральцу. Санитары, уложив Петра на плащ - палатку, сразу нашли военврача и сообщили ему о довольно редком ранении и мужестве солдата. Не мешкая, взяв все необходимые инструменты, и медсестру на помощь, доктор подошел и осмотрел раненого. – «Повезло тебе, боец, внутренние органы не задеты, сейчас мы тебя заштопаем, ты только потерпи немного», - молвил он, наливая стакан водки. «На, пей, - это тебе вместо наркоза». И поднес стакан к губам Петра, который он судорожными глотками осушил … «А теперь отвернись». Когда Петр повернул голову набок, к нему подошли два солдата и прижали его руки и ноги к земле, а медсестра промыла кишки в тазике с водой. После этой мучительной для Ушакова процедуры, военврач аккуратно сложил кишки в живот и зашил рану.

Трудно сказать, что оказалось наиболее важным в быстром выздоровлении Ушакова. Но, без всякого сомнения, - высокая квалификация хирурга и жажда жизни воина сыграли главную роль. Через день Петр начал ходить, а еще через три дня вернулся в свое поредевшее подразделение.

Кавалерийский корпус находился в рейде по тылам врага, и каждый боец был на счету. Четыре расчета дивизиона, оставшихся в боевом строю, прикрывали корпус не только от нападения немецких самолетов, но и поддерживали огнем пехоту.

В тяжелейших боях пришлось оставить Жуковку и Гришину Слободу. В нескольких местах немецкие части прорвались к Десне с запада, разрезав захваченный плацдарм. В самый критический момент на помощь окруженным кавалеристам пробились части 108-й стрелковой дивизии и партизанской Рогднегенской бригады. 5 дней в междуречье Десны и Ветьмы гремели бои. По 8 атак за день отбивали кавалеристы и пехотинцы, не давая соединиться немецким частям. Редели казачьи эскадроны, боеприпасы заканчивались.

Понимая, в каком положении оказался 2-й гв. кавкорпус, был дан приказ «Ни шагу назад», а войскам 50-й армии - любой ценой пробиться к окруженным конникам. И шли на помощь части 369-й, 413-й, 283-й, 110-й дивизий и танковые бригады. Над полем боя непрерывно висели наши штурмовики, уничтожая немецкую технику. К вечеру 15 сентября противник предпринял генеральное наступление силами 55-го армейского корпуса. Но теснимый войсками Красной армии с востока и стоящими насмерть кавалеристами, немецкий корпус оказался полностью разгромлен. Наши войска соединились.

17-го сентября 1943-го года с освобождением Брянска и Бежицы закончилась операция «Суворов», огромную роль в которой сыграл 2-й гвардейский кавалерийский корпус генерала В.В. Крюкова.

В боях за освобождение Польши

20 июля 1944 года приказом командующего 1-м Белорусским фронтом Владимир Крюков был назначен командующим конно-механизированной группы фронта (2-й гвардейский кавалерийский и 11-й танковый корпуса) и получил приказ форсировать Западный Буг и перейти советско-польскую государственную границу.
С боями 2-ой моторизированный гвардейский кавкорпус в составе 1-го Белорусского фронта, форсировав Западный Буг, пересек государственную границу СССР и продолжил наступление по территории Польши. А в начале января 1945 года под обстрелом немцев форсировал реку Вислу и по узкой варшавской дороге устремился в глубь Польши, преследуя отступающих фашистов. Кругом были минные поля. А в небе «висела» немецкая авиация. Между Вислой Одером развернулись ожесточенные бои. Зенитный дивизион, в котором воевал Ушаков, постоянно был в деле и своим заградительным огнем срывал прицельное бомбометание самолетам противника. Во время марша произошла заминка: у одного танка слетела гусеница. Вся колонна наших войск остановилась. Экипаж танка быстро менял поврежденный трак, для того чтобы продолжить марш. Но, к несчастью, когда уже работа была почти закончена, к танкистам подъехал на «Виллисе» разгневанный пехотный подполковник и, даже, не дослушав доклад молоденького лейтенанта, на виду у всех застрелил его из пистолета…Разбрызгивая грязь, «Виллис» с водителем и двумя командирами объехал с трудом танк и помчался дальше по дороге. Потрясенные смертью своего командира, с которым они уцелели в жестоких боях на Курской дуге, три танкиста положили убитого на броню и быстро заняли свои места в «тридцатьчетверке». Взревел двигатель, башня слегка повернулась, танковое 76, 2 миллиметровое орудие сместилось вниз, внезапно и резко громыхнул выстрел. Изумленные зенитчики, развернувшиеся вдоль дороги, увидели, как «Виллис» подлетел вверх и, перевернувшись вместе с пассажирами, упал в кювет и загорелся. А танк, набрав скорость, помчался по шоссе Москва – Варшава дальше на запад… За ним на встречу с врагом последовала и остальная маршевая колонна...

Лагерь смерти

Недалеко от Кракова казаки освободили военнопленных из лагеря смерти «Майданек», увидели, какие злодеяния совершали гитлеровцы над узниками… Нагнали немецкий обоз с провиантом и мылом. Взяв в плен немцев, стали запасаться провиантом. Как - никак в наступлении всегда тылы отстают. Но тут, как обухом по голове: подъехавший к гвардейцам комиссар батальона сообщил, что мыло сварено из убитых в лагере людей и все бойцы, как один, сложили мыло обратно, а потом захоронили в воронке от бомб…

С боями кавкорпус Крюкова вышел к Одеру, при форсировании которого по понтонному мосту, попал под обстрел немецкой артиллерии. И опять смерть обдала холодом зенитчика Петра Ушакова: тяжелый снаряд попал в переправу, взрывная волна сбросила его с товарищами из батареи в ледяную воду. Не все смогли выбраться из темной воды… А хорошо умеющий плавать Петр с трудом добрался до берега и остался жив и, лишь потерял в воде свои награды, хранившиеся в нагрудном кармане. Саперы, несмотря на постоянный обстрел немцев, быстро восстановили понтонный мост, по которому переправа продолжилась.

В разведке

Под городком Лукув, приотставшая во время переправы батарея поздним вечером окопалась невдалеке от шоссе. Связи с дивизионом и штабом не было, командирская карта на этом городке заканчивалась. С целью установления связи с ушедшим вперед дивизионом, командир батареи послал сержанта Третьякова и Петра Ушакова в разведку….

Только разведчики отошли по дороге от развернувшейся батареи, как в небе появились немецкие самолеты, и зенитчики вступила в бой. Беспорядочно сбросив бомбы на пригород Лукува, самолеты улетели, а в небе распустились белые купола парашютов. Полетели осветительные ракеты и длинные очереди трассирующих пуль. На расположенное невдалеке от городка поле немцы выбросили десант. В Лукуве поднялась паника, жители стали покидать его. Разведчики остановили въехавший в город наш связной броневик. Лейтенант разрешил сержанту устроиться на броне, а Петру уже места не хватило. Пришлось запрыгнуть, на прикрепленное сзади бронемашины запасное колесо.

С трудом держась за башню, он поехал вместе со всеми, запоминая маршрут. И попали под налет «хенкелей», пришлось прятаться в придорожном кювете. К cчастью, никто не пострадал. После бомбежки продолжили движение. По дороге броневик попал в воронку и лег на бок, придавив слегка Петру левую ногу. С трудом Ушаков выполз из – под машины. И тут, к общей радости, они увидели наших кавалеристов и с их помощью нашли в городе штаб. Доложив обо всем командиру дивизиона майору Пышкину. Получив приказ возвращаться обратно и привести на место дислокации основных сил батарею, разведчики тронулись в обратный путь. Вышли уже под утро из города в поле со стогами соломы и тут заметили, что два стога шевелятся. Без особых сомнений дали две очереди из автоматов по ним. Стога упали на бок. Осторожно приблизились, а там два убитых немца. Забрав ранцы у десантников, разведчики вернулись к своим товарищам, которые уничтожили в воздухе многих парашютистов. Но, как выяснилось, не всех… Доложив о выполнении задания, разведчики вывели этим же утром своих однополчан к основным силам дивизиона. За этот подвиг разведчики были награждены орденами Отечественной войны 2 степени…

На Берлин

14 января 1945 года началась Висло-Одерская наступательная операция. Конники генерал лейтенанта В. В.КРЮКОВА были введены в прорыв с Магнушевского плацдарма на р. Висла южнее Варшавы с задачей обеспечения правого фланга 1-го Белорусского фронта, наступавшего на Берлин. После завершения окружения Варшавы, стремительно продвигаясь на северо-запад вдоль р. Висла, с боем занимая ряд городов, 22 января 2 гв. кав. корпус овладел крупным городом-крепостью Бромберг (Быдгощ). Отличившаяся при этом 17-я гвардейская кав. дивизия была награждена орденом Суворова. 29 января была преодолена польско-германская граница, взят первый немецкий город Линде. С боями кавкорпус Крюкова вышел к Одеру, при форсировании которого по понтонному мосту, попал под обстрел немецкой артиллерии. И опять смерть обдала холодом зенитчика Петра Ушакова: тяжелый снаряд попал в переправу, взрывная волна сбросила его с товарищами из батареи в ледяную воду. Не все смогли выбраться из темной воды… А, хорошо умеющий плавать Петр, с трудом добрался до берега, и остался жив, и лишь потерял в воде свои награды, хранившиеся в нагрудном кармане. Саперы, несмотря на постоянный обстрел немцев, быстро восстановили понтонный мост, по которому переправа продолжилась. 23 февраля 1945 года конногвардейцы встретили, готовясь к штурму заранее подготовленного, оборудованного долговременными бетонными оборонительными сооружениями, хваленого геббельсовской пропагандой “Померанского вала”, штурм которого начался 26 февраля. К 1 марта оборона противника была прорвана на всю тактическую глубину, были захвачены города Ной-Штеттин, Бервальде. Корпус получил почетные наименования “Померанский” и орден Суворова. 17-я гвардейская кав. дивизия была удостоена ордена Кутузова.

С войной покончили мы счеты

С боями корпус генерал - лейтенанта Крюкова с севера вошел в Берлин. 35 зенитный дивизион в составе 2-й Гвардейской кав.дивизии, в которой служил Петр Ушаков, встретил Победу в Карлсхорсте. От великой радости все начали стрелять вверх из личного оружия, обниматься, поздравлять друг друга с Победой. На всю жизнь запомнился этот победный день.

Вечером 9 мая на цветущем берегу Эльбы выстроились дивизии 2-го гвардейского кавалерийского Померанского Краснознаменного и ордена Суворова корпуса. На легком ветру колышутся боевые Знамена, развеваются эскадронные и батарейные значки. Вытянулись в ряд пулеметные тачанки, остановившие свой стремительный бег на запад. Стоят зачехленные орудия и минометы отгремевших батарей, «катюши», наводившие панический ужас на гитлеровцев. Неподвижно застыли танки.

На выгоревших, пропыленных гимнастерках сверкают боевые ордена и медали, гвардейские знаки, ленточки нашивок за ранения — почетные отличия фронтовиков.

Командир корпуса Герой Советского Союза генерал-лейтенант Владимир Викторович Крюков мчался вдоль строя, поздравляя солдат, офицеров и генералов с праздником Победы над фашистской Германией. На двух грузовиках «ЗИС – 5» была сооружена сцена, на которой с праздничным концертом выступили кубанские казаки. Неописуемый восторг у Петра и его боевых товарищей вызвали лирические песни «Валенки» и «Мы на лодочке катались» в исполнении жены генерала Крюкова Лидии Руслановой, после которых начали оттаивать солдатские сердца. Сразу после концерта были отпущены по домам пленные молодые немцы из организации «Гитлерюгенд». А оказывавших сопротивление немцев, казаки вылавливали в лесах Померании еще до 16 мая. Некоторые отъявленные фашисты не сдавались и обстреливали наши войска из корабельных орудий с Балтийского моря. Таких громила наша артиллерия и авиация. 16 мая началась демобилизация гвардейцев старших возрастов.

 А Петра перевели в артиллерийскую мастерскую, расположенную на берегу моря, в которой он занимался ремонтом поврежденных в боях орудий. Однажды Петр с сослуживцами пришел обедать в столовую в городке Штральзунд и тут во время выдачи обеда он увидел знакомое лицо в поварской одежде, приглядевшись, узнал своего второго номера узбека Ошура Рахматова, который также признал боевого друга… Уже за столом Ошур рассказал о своей судьбе. После ранения и госпиталя, из штрафной роты Ошура перевели в другую часть, с которой он дошел до Берлина, а после Победы назначили поваром… (Уже после демобилизации друзья несколько раз встречались, но с развалом СССР, связь была потеряна…)

Здравствуй, прадед…

Из Германии Ушакова перевели в литовский город Мариамполь. Подразделение разместили в старинных «петровских» казармах, построенных армией Петра 1 в 18 веке. Наряду со службой, обучением молодого пополнения, солдаты по просьбе городских властей часто помогали местным восстанавливать город. Как – то раз бойцы участвовали в уборке мусора на местном кладбище. Во время очистки одного захоронения молодые бойцы подозвали Петра к себе. Каково же было его удивление фронтовика, когда он увидел на гранитной стеле выбитую надпись: «Здесь нашел вечный покой полный Георгиевский кавалер фельдфебель Ушаков Степан Алексеевич». Еще до войны бабушка Анна Михайловна рассказывала Петру о деде – герое Первой Мировой войны. И вот такая неожиданная встреча, о которой фронтовик рассказал родным в 1948 году, вернувшись после демобилизации в Сысерть.

Под мирным небом.

На гражданке стал Петр снова работать в артели «Красный фуганок» (позднее - Мебельная фабрика). За 37 лет работы П.Ф. Ушаков прошел путь по служебной лестнице от станочника до главного инженера. Заочно окончил техникум, Ускоренный курс Рижской академии по отделке мебели. Одновременно активно занимался общественной работой. Возглавлял партийную организацию фабрики. Был председателем районного народного контроля. За многолетний добросовестный труд удостоен высокой награды – ордена Знак Почета. Много лет после выхода на заслуженный отдых был членом районного Совета ветеранов. Конечно, без надежного тыла все мирные достижения Петра Филипповича вряд ли были возможны. Более 60 - ти лет прожил он с верной спутницей жизни педагогом Антониной Васильевной, которая была ему лучшим советчиком, надеждой и опорой во всем. Вырастили прекрасных детей, дождались внуков и правнуков… И сейчас, в свой 91 год, Петр Филиппович Ушаков частый гость на различных городских, районных и школьных мероприятиях, на которых он рассказывает молодежи о беспримерном подвиге нашего народа в годы Великой Отечественной войны, в котором есть и его героическая частица воинского труда, и пролитая кровь на полях сражений с вероломным, жестоким врагом.

Олег Подкорытов                                                                             

Назад

Смотрите также

Комментарии посетителей

Комментариев пока нет. Вы можете быть первым!

 

Оставьте свой комментарий:


ФИО:
Ваш E-mail:
Комментарий:
Введите код c картинки: