Сообщить новость
Погода

Яндекс.Погода


Гороскоп
Выберите Ваш знак зодиака:

Главная / Новости / Наши люди / Дом для тех, кто оступился

Дом для тех, кто оступился

10.10.2020

Дом для тех, кто оступился

Люди ошибаются, люди оступаются,  и тут не стоит удивляться, ведь мы не роботы, а живые существа со своими тараканами в голове. На данный момент в разного рода местах лишения свободы в России находится 496 тысяч человек. Впервые в 2020 году эта цифра стала ниже полумиллиона человек. 
Причем в колониях и колониях-поселениях сейчас живет 391 тысяча человек, остальные находятся в СИЗО – эти данные приводит газета «Ведомости». Всего в мире в тюрьмах на данный момент 11 миллионов человек.

Наибольшее число осужденных и отбывающих срок – в США. Согласно докладу Совета Европы, Россия - первая из стран членов СЕ по числу заключенных. Причем, если в Европе медианные затраты на одного заключенного составляют 68,3 евро, то в России – 2,4 евро. 

За что сидят? Наибольшее число осуждено за торговлю наркотиками, на втором месте убийства и покушения на убийства, дальше кражи и разбои. Лишь 38% сидельцев попали в тюрьму впервые, 23% - сидят во второй раз, 39% - в третий. До сих пор число осужденных к реальным срокам снижалось. Причин две – несколько лет снижался уровень преступности плюс суды стали чаще приговаривать к альтернативным мерам наказания.

Уже 17-й год в Сысерти существует Благотворительный фонд защиты прав и реабилитации заключенных. Организовали его несколько человек, и прежде всего Андрей Нефедов (сейчас живет и трудится в Краснодаре), Михаил Зырянов и Юрий Кожевятов. Вот с Юрием Владимировичем мы и встретились, чтобы узнать, чем помогает фонд и зачем нужна ОНК (Общественная наблюдательная комиссия).

Фонд готов предоставить кров и еду людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию.

Юрий Владимирович сам побывал в тюрьме. В 1996 году заступился за друга, подрался, посадили на три года. Вернулся – документов нет, на работу не берут, в общем, все тяготы, которые сваливаются на освободившегося из мест лишения свободы, испытал на себе.

- Фонд мы создали в 2004 году. Обратились в аппарат уполномоченного по правам человека, там нам подсказали. Мы, с тех пор как появилась ОНК, постоянно участвуем в ее работе. Сейчас в Свердловской области 40 членов ОНК, так как у нас в регионе очень много тюрем, и они разбросаны по территории. И все равно нас не хватает, очень много работы.
Задачи фонда – помощь освободившимся из мест лишения свободы и оказавшимся в трудной жизненной ситуации. 

Синий домик на улице Большевиков, рядом с Храмом, особо и не выделяется. Проходите, проезжаете вы мимо и не знаете, что это взлетная полоса для тех, кто однажды упал. Дом  муниципальный, его выделила Администрация СГО для нужд фонда. Сюда приходят люди, кому некуда больше идти, и здесь им предоставят крышу над головой, спальное место, продукты. Есть условия: не пить, не вести разгульный образ жизни, соблюдать правила общежития. В доме печное отопление, так что колоть дрова и расчищать двор от снега тоже придется. Сколько живут здесь люди? По-разному. Кто-то находит работу, устраивает свою жизнь и уходит, была одна семья погорельцев – они жили четыре года!

Кабинет и большая библиотека. Книги дарят заключенным и задержанным.

Почему бывшие заключенные идут сюда? Некоторым и, правда, некуда больше пойти. Другие стремятся отсечь прежний круг общения. Однако, если постоялец не соблюдает установленные правила, его выгоняют. 
В доме достаточно уютно и вполне комфортно. Есть плита и стиралка, есть комната отдыха с телевизором, обширная библиотека. Даже есть кот, а они, как известно, производят уют. Здесь же организаторы фонда устроили себе небольшой кабинет для работы. Сюда приходят письма от официальных инстанций и из колоний.

Так, например, есть за решеткой люди,  у которых абсолютно нет родственников. И даже госпошлину за апелляционную жалобу заплатить некому. Пусть это 100 рублей, но и их взять негде. Фонд в этом помогает. Чтобы освободиться по УДО (условно-досрочному освобождению), человек должен четко указать, где он будет жить и работать. Фонд предоставляет временное жилье и работу тем, кто хочет начать новую жизнь.
Бывших заключенных крайне неохотно берут на работу. И дело не в том, что они вернулись из тюрьмы и это что-то страшное. Работодатели у нас, как правило, люди жесткие и без суеверий. В колонии люди отвыкают работать. Юрий Кожевятов примерно рассказывает распорядок дня нынешних осужденных: зарядка, завтрак, бесцельное сидение в комнате ПВР (типа ленинской комнаты) и созерцание телевизионных программ, можно почитать книгу, либо заставят учить правила внутреннего распорядка. Дальше обед, потом снова «ленинская комната», ужин, спать. Если в советские и особенно в сталинские времена зэки построили полстраны, то теперь они не работают от слова совсем. И это плохо. В меру работать, по мнению Юрия Владимировича, нужно: во-первых, это заработок, во-вторых, человек не отвыкает трудиться. Ведь когда он выходит на свободу, не откуда завтрак, обед и ужин на него не падает – нужно работать. Приходится буквально учить людей тратить деньги, потому что они получают зарплату, набирают себе вкусняшек, съедают их за два дня, а дальше денег нет. Работать многие из тех, кто освобождается, не очень-то любят и хотят. 

Комната отдыха.

Еще одна причина – зеленый змий. Этим грешат многие освободившиеся. Раньше фонд договаривался с работодателями, работал (да и сейчас работает) с центром занятости, договаривались принять людей. А они возьмут и не выйдут на смену – запил, не захотел и т.д. 

- Но это было вначале, когда мы устраивали людей на разные предприятия, - рассказывает Юрий Кожевятов. - Затем, в целях трудоустройства создали ООО «Уралинвестстрой» и приняли участие в конкурсе по карьеру. Выиграли конкурс, получили лицензию. Кроме этого около 13 лет мы имели вакансии для трудоустройства в одном из ритуальных агентств СГО. В 2016 году наше сотрудничество прекратилось. В связи с чем мы решили сами создать предприятие в данной сфере услуг ООО «Элькор-2», организован магазин «Память» на Декабристов, 86. 

В общем, те, кто хочет работать и начать новую жизнь – им есть куда обратиться. А жить полноценно после освобождения можно. Пример тому сам Юрий Владимирович, который смог наладить свою жизнь, получил высшее образование (окончил исторический факультет УрФУ) и сейчас помогает тем, кто оказался в сложной ситуации. Никакого финансирования фонда нет, Кожевятов, Зырянов и сторонники вкладывают в фонд свои деньги.

Охраняет дом пес Аурус. Из-за прихода журналиста временно помещен за решетку.

Еще одно направление, куда фондовцы  вкладывают свои личные средства – это ОНК. Комиссия была создана в 2005 году и сразу заработала по всей России, в том числе и в Сысертском округе. Члены ОНК могут посещать заключенных под стражу везде, где есть пункты задержания, в том числе изолятор сысертской полиции. В колониях члены ОНК имеют право оставаться один на один с осужденным, где последний может поведать обо всех своих жалобах. На все наши многочисленные колонии в Ивдели, Тавде, Сосьве, Гарях, Невьянске, Камышлове, Краснотурьинске, Нижнем Тагиле и Екатеринбурге всего 40 членов ОНК. По колониям ездят на свои средства, государство ничего не выделяет.

Конечно, быстро и сразу ситуация в колониях не поменялась, тем не менее, даже по мнению критически настроенного Юрия Кожевятова, учреждения исполнения наказаний постепенно меняются в лучшую сторону:

- Раньше они знали, что в колонию никто не зайдет и ничего отсюда не выплывет наружу никогда. Сейчас администрация колонии знает, что выплывет. Во-первых, во всех колониях члены ОНК бывают. Нам все равно с какого телефона позвонили осужденные. И родственники могут нам звонить, мы отреагируем. Часто осужденные боятся жаловаться, ведь он нажалуется, мы уедем, а он там останется. Пусть к нему не будут применять физическое воздействие, но есть психологическое. Но мне, например, и не нужно разговаривать с заключенными, чтобы понять, как обстоят дела в колонии. Некоторые умиляются, мол, ах как чистенько-хорошо. Но я-то понимаю, каких усилий осужденных этот порядок стоит. У нас в некоторых колониях общего режима жить сложнее, чем в колониях строгого, это от администрации колонии зависит. ОНК делает очень полезное дело. Администрация колонии знает, что в любой момент информация о каких-либо нарушениях может уйти наружу. Иногда достаточно просто поговорить с руководителем колонии, и ситуация меняется. Во-вторых, если из одной колонии постоянно много жалоб, то тут уже есть повод насторожиться и прокуратуре, и уполномоченному по правам человека, и начинаются серьезные проверки. ОНК - это благо, и хотя бы на поездки государство должно выделять средства. Тогда мы могли бы более оперативно реагировать на жалобы. 


Калитку во двор просят запирать: однажды пес уже сбегал.

- Цель наказания – восстановление социальной справедливости и исправление осужденного, недопущение им впоследствии совершения преступления, - продолжает Юрий Владимирович. - И вот вторая цель не достигается – осужденные в зонах не перевоспитываются: там, наоборот, кузница преступных кадров. Особенно при нынешних временах, когда на зоне осужденные тупеют, целыми днями сидят и ничего не делают. Конечно, там есть, кто и за дело сидит. Но есть люди, которые непонятно зачем туда попали. Так, со мной отбывал срок дедушка 70 лет. Он нечаянно толкнул свою бабушку. Бабушка упала и сломала ногу. Дедушку посадили за тяжкие телесные на два года. И вот вся семья вместе с бабушкой к дедушке в колонию ездили. Правда, он освободился по УДО, но тем не менее. Дедушка еле ходил, у него ноги болели. Зачем он там побывал?

Колоть дрова и чистить снег приходится постояльцам дома.

Если вы знаете, что нарушаются права вашего родственника, знакомого в местах лишения свободы, вам нужно звонить в ОНК. Телефон сысертского члена ОНК Константина Владимировича Сурина 8-922-135-5155, если кому-то удобнее писать на электронную почту, то kariersysert@yandex.ru.

Здание, в котором сейчас размещается фонд, можно сказать, ветхое. Оно 1954 года постройки, ни разу здесь не было капитального ремонта, только однажды заменили крышу, так как она сгорела. Фонд находится здесь несколько лет, до того размещался на Быкова, 44, где у него было три комнатки. В свое время фондовцы потратили на ремонт трех комнат на Быкова 150 тысяч рублей, но потом им сказали, что фонду надо переехать. Сейчас, на Большевиков, 52, они хотели бы также провести ремонт, причем никаких денег не требуют, а лишь надеются на то, что это здание им передадут в долгосрочную аренду. 

Наталья ЯРИНА

 

Назад


                                                                                                      Всего просмотров этой страницы: 541. Сегодня: 2

Смотрите также

Комментарии посетителей

Комментариев пока нет. Вы можете быть первым!

 

Оставьте свой комментарий:


ФИО:
Ваш E-mail:
Комментарий:
Введите код c картинки: